Как я стал художником

 

Если вы сомневаетесь в целесообразности собственного творчества, то эта статья именно для вас.По себе знаю, как трудно начинающим, и поэтому хочется хотя бы чем-нибудь помочь. Некоторые мои мысли, возможно, совпадут с вашими,и это в очередной раз докажет, что многие творческие люди схожи. Я не стремлюсь навязывать своих взглядов, но также и не стесняюсь их, а посему буду писать только то, в чем уверен.Хотелось бы обратить ваше внимание на особенности процесса становления художника, так сказать, из «первых уст». Все воспоминания и случаи, описанные здесь, правдивы.

В своем творчестве я ищу что-то новое, свое, особый путь выражения. Новое всегда сначала кажется непонятным. Предлагаю совершить небольшое путешествие в мой мир, попробуйте вглядеться в него, почувствовать красоту человеческих лиц, неповторимую игру светотени, сочетания красок, и тогда видимый вами мир станет шире и интереснее.

Зовут меня Ревякин Дмитрий Владимирович, сам же себя величаю Художником. Художником – потому, что в другой сфере деятельности себя не вижу, да и с некоторых пор не представляю жизни без творчества. С каждым новым днём всё больше убеждаюсь в том, что для меня есть лишь один путь в этой жизни – познавать природу и мир через живопись.

 

Первые картины

В 14-15 лет я задумался, кем хочу стать: художником или музыкантом? Вначале решил, что буду осваивать гитару. Играл днем и ночью, но так как учился сам, без наставника, то до сих пор не знаю нот, хотя воспроизвести могу любую мелодию. Вскоре с товарищами нашли гараж, в котором можно было репетировать. Достали барабанную установку, пульт доисторический, колонки «томные». А вот электрогитару пришлось делать самому: корпус – деревянный, гриф – от акустической гитары, звук шёл от струн к усилителю через магнит, на который было намотано 2500 оборотов очень тонкой проволоки. Так появилась группа, хотя репетировали мы только для себя, выступать перед публикой не собирались. Как-то раз пытались продемонстрировать свои способности в доме творчества, другой раз в школе, а также в колледже. Но со временем начал понимать, что всё же музыка, как она ни прекрасна, не мой удел. Чего-то в ней не хватает. Как говорил Леонардо да Винчи, музыку слушаешь ноту за нотой, а в живописи на холсте можно увидеть всё сразу.

Тогда я еще не знал, кто такой художник, что от него требуется, чем он занимается, кроме того, что пишет красками. Я взял первую попавшуюся книгу «Ночь живых мертвецов» и начал срисовывать изображенные на обложке кладбище, могилы. (Видимо, именно такой пейзаж казался мне тогда наиболее завораживающим).Я не мог удовлетвориться ни одним своим новым произведением и потому всё время пытался что-то исправить, улучшить, но в ходе каких-то поправок, изменений чаще портил, чем улучшал картину.Как реагировали на моё творчество родители? Определенно положительно, но несерьёзно, хотя впоследствии отец начал трепетно относиться к моим работам.

Первая работа, выполненная мною масляными красками, называлась «Болото». В тёмных тонах, что было присуще тогда моему письму, на полотне было изображено болото,на переднем плане лежали огромные валуны. Теперь смеюсь, вспоминая, как её писал. Купив набор из десяти цветов тюбиковмасляных красок, приступил к работе. Сделал предварительный рисунок и перешёл к первому слою краски. Но вот незадача: как и чем только ни пробовал наносить её на холст – цвета между собой ни на холсте, ни на палитре почему-то не смешивались и теряли свою насыщенность, «проваливаясь» в холст. В конце концов, пришлось отбросить кисти и наносить мазки пальцами. Я не мог понять, как художники пишут масляными красками и как они их смешивают? Тем более что они недешевые, а расход был огромен. Загубив пару десятков тюбиков, решил проконсультироваться у знакомого художника и узнать, всё ли делаю верно. Узнав, как правильно обрабатывается холст, поспешил домой. Жажда писать красками с «открытым для меня» растворителем была огромной.

Неудачи, постигавшие меня в живописи, вынудили создать в сознании некий образ, который является еще и сейчас неплохим помощником в преодолении различных жизненных препятствий. Я решился «надеть» на себя выдуманную оболочку художника-трудяги, не знающего поражений при постоянной работе, и проигрывающего после каждого «дня безделья». На все вопросы «Почему что-то не получается?», как считал и думаю так же до сих пор, существует один ответ – «Надо больше работать».

За что быятогда ни брался – ничего путного из этого не выходило. Не мог добиться сходства в портрете с натурщиком, не мог написать такой пейзаж, который сравнился бы, приблизился к реально существующему месту. Может быть, поэтому постоянно переделывал свои работы с целью добавить хоть малую долю правдивости. Один вопрос, который постоянно меня мучил, звучал: «Как?». Как улучшить живопись и рисунок? Как сделать достойную работу?

Надо было что-то срочно придумать. Я решил найти человека, который смог бы меня научить основам рисунка и живописи, или поступить в учебное заведение, где можно получить те знания, в которых я остро нуждался.

Сон 1

Когда я только начинал увлекаться рисунком и живописью, и когда большая часть работ, как бы ни старался, мне не удавалась, приснился мне странный сон.Он казался таким реальным, что волей-неволей задумываешься, от какого из двух снов стоило просыпаться.

Бродил я по берегу моря, всматривался в горизонт, где вода сливалась с небом и отличалась совсем чуть-чуть тоном и цветом. Кружили над волнами чайки. Берег переливался золотистым оттенком под палящими лучами солнца. Слева виднелась возвышенность. При удалении деревья казались фиолетово-голубыми. Шум прибоя и крик чаек нарушал тишину. Вдруг около меня откуда-то появились кисти и картон, обтянутый тонированным холстом. Конечно, такой шанс запечатлеть всю красоту пейзажа упускать было бы глупо, но приступить к живописи яне решался, ведь могло снова ничего не получиться. С другой стороны, плох тот художник, который боится взяться за какую бы то ни было работу, уже заранее предвидя провал. Несмело я начал наносить на холст рисунок, старательно выводя каждую веточку на деревьях, облака, чаек, почти упуская из вида основные, большие формы. Даже не представляю, как закончил бы этот пейзаж: мазком кисти или очередным разрыванием холста на мелкие кусочки, если бы не человек, появившийся в этот момент. Лица я его не видел, потому что он стоял сбоку от меня. Помню, что в руках он держал кисть. И несколькими мазками он закончил этюд. Причём подробности не выписывал, и, тем не менее, они возникли. Сам пейзаж был великолепен. Здесь было всё: и колорит, и тон, и перспектива воздуха, а главное ничего лишнего и полное соответствие натуре. Этого человека звали Айвазовским Иваном Константиновичем. В своё время он занимал первое место в маринистической живописи. Я смотрел с удивлением на только что законченную работу гения и не понимал, как человек может достичь такого совершенства, сколько трудов нужно было вложить, переживаний нужно было испытать, чтобы добиться такого необычайного мастерства.

Он рассказал мне о том, что небо надо писать прозрачным, объёмным, с едва заметными облаками; передний план пусть будет тёплым и насыщенным в отличие от дальнего, холодного. Предметы, чем ближе к зрителю, тем объёмней, следовательно, по мере удаления, более плоские. Так должно быть в любом пейзаже. Рисунок к этюду выполнять надо жидкой прозрачной краской, либо еле-заметными линиями, углём. Искать же нужно, в первую очередь, верную композицию выбранного участка природы, а далее – общие формы, детали – в конце. Это основы, их надо знать и применять всегда. «И помни, если не получается что-либо, наберись терпения и пробуй ещё раз. Рано или поздно всё получится».

На этом сон оборвался.

***

Время шло. Я постоянно находился в новых поисках и размышлениях – хотелось создать что-то очень оригинальное. Картины начали получаться лучше, чем были раньше. Но всё, что делал, мне не нравилось. Я старался не передать правду, которую видел вокруг себя, а написать так же, как опытный художник, точнее скопировать его письмо. Леонардо да Винчи утверждал – «Живописец, бессмысленно срисовывающий, руководствуясь практикой и суждением глаза, подобен зеркалу, которое отражает противопоставленные ему предметы, не обладая знанием их». Я осознал, наконец, что нашёл цель в жизни. А она, на данный момент, заключается в том, чтобыстать человеком, которому всё же подчинится живопись, хотя бы настолько, насколько буду удовлетворён ею в своих картинах.

Итак, я научился правильно натягивать холст на подрамник, обрабатывать его и грунтовать. Пейзажи получались гораздо лучше, чем раньше. Пробовал написать портрет и автопортрет. Казалось, я стал отличным художником и чувствовал необычайную силу. Но что на самом деле мог, что знал о живописи? Буквально ничего. В действительности дело обстояло намного хуже, чем можно было предположить: я не умел даже правильно держать в руке карандаш, не умел его правильно затачивать; не знал анатомии человека, перспективы и многого другого, что необходимо изучить настоящему художнику. Ошибкой считаю и то, что большое количество времени уходило на копирование различных фотографий и иллюстраций. Следовало рисовать каждый день наброски с человека и больше писать с натуры. Попытки изображать с натуры, конечно, были: например наброски портрета родного брата, пленэр в деревне. Но, опять же, без знания анатомии и основ живописи считаю их практически бесполезными.

Ещё один случай, довольно смешной, по крайне мере для меня (соседям снизу было не так весело), случился после того, как решил сделать аквариум-диораму. Мне всегда нравились диорамы, и потому захотелось сделать что-то подобное у себя дома. Я решил, что аквариум с нарисованными рыбами как раз то, что нужно. В углу своей комнаты к стене прикрепил лист фанеры, на котором написал «Подводный мир». А так как я заядлый рыбак, то решил засоленные головы щук, которых поймал летом, приклеить к этому куску фанеры, а туловище рыб написать масляными красками. По бокам пустил искусственные цветы, которые переходили в нарисованные. В основании композиции выложил из цемента бассейн для рыбок. После обработал его сверху клеем, состоящим из эпоксидной смолы, пластификатора и отвердителя. Бассейн аквариума состоял из углубления справа (для кормежки рыб), ручья и углубления слева. Когда всё было готово, я заполнил аквариум водой (три ведра), и, довольный своей первой диорамой, улегся почивать на лаврах. Наутро же пришли соседи снизу с жалобой на то, что я залил их спальню водой. Пришлось долго извиняться перед милыми людьми за такое безобразие. Через три дня из аквариума сделал цветник.

Сон 2

В то время я часто раньше писал море, хотя никогда его «вживую» не видел. Что уж говорить о шторме? Тем не менее, мне приходилось неоднократно использовать морские сюжеты в своих картинках. Наверное, навязчивые детские сновидения имеют особенность иногда сбываться. Не знаю, был ли приснившийся мне тогда сон предсказанием или совпадением – знаю одно: некоторые люди ищут в сновидениях символы, другие их игнорируют. Я предпочитаю, по мере собственных возможностей, анализировать особенно яркие сны.

Я на палубе, мне жутко холодно и неуютно. Ветер становится сильнее, и волны бьются о корабельные бока. Это старинный деревянный корабль, скорее всего, фрегат. Незнакомые мне люди, большинство из них матросы, сильно нервничают и постоянно ругаются между собой. Атмосфера накалена до предела. Все ожидают надвигающегося шторма. Тучи сгущаются и окутывают корабль. И вот, недалеко от нас, бьет молния, гремит страшный гром. Из-за сильного ливня видимость ухудшается, и на расстоянии приблизительно пяти метров невозможно что-либо понять. Повсюду слышатся крики людей и треск древесины. Я же нахожусь от всего в стороне, играя роль наблюдателя. Вижу страшную картину: морская волна кидает фрегат то в одну, то в другую сторону и, кажется, вот-вот разнесёт в щепки. Вода безжалостно выкидывает людей за борт. Паника, царящая в эти минуты, охватывает буквально всех. Повсюду сквозь гул ветра и шум дождя раздаются стоны людей. Кто-то, пытаясь уцелеть, привязывает себя канатом к основанию мачты, но не успевает, и поток воды выбрасывает его в морскую пучину. Мачта ломается напополам и с противным скрежетом падает за борт. Кажется, шансов выжить нет, но люди не сдаются.Вдруг издали слышится крик капитана: «Держать на Курск!». Почему на Курск? Я не знаю. Спустя мгновение крик как будто становится ближе, и снова  «держать на Курск, на Курск!».

Тут я проснулся, подумав: «ну и приснится же!». Но впечатление от увиденного во сне было потрясающим. Мне захотелось воссоздать сон на холсте. На следующий день была начата картина «Водоворот». Не помню сейчас её точных размеров, приблизительно – 70 на 60 см. На заднем плане были изображены два фрегата с опущенными парусами, мирно стоявшие на воде. Ещё дальше виднелись гористые берега. На переднем плане разыгрывалась трагедия: огромный водоворот закручивал каравеллу под воду. Была видна только носовая часть корабля. Вокруг плавали бочки, брёвна и щепки. Спасающийся человек одной рукой хватался за кусок мачты, другой пытался грести в сторону от водоворота. На помощь тонущему спешили люди в лодке с дальнего фрегата.Картина была написана в «моём стиле» – то есть в тёмных тонах и с грубыми ошибками.Ещё одна картина «Шторм», была создана через два дня после увиденного сна. Она была меньшего размера, чем «Водоворот» – 30 на 25 см. Сюжет был проще: огромные, бесконечные волны, сливающиеся вдали с серым небом и наполовину разбитый фрегат.Самым печальным и поразительным оказалось то, что через неделю произошла трагедия с подводной лодкой «Курск».

Показывал я свои работы и знакомому художнику, чтобы тот мог оценить их и подсказать, что делать дальше. Выбрал картину «Водоворот» и ещё один пейзаж «Мостик». (Пейзаж «Мостик» с изображением небольшого прудика и мостика для полоскания белья). Посмотрев их, художник «открыл мне глаза», высказав, что живопись оставляет желать лучшего, а рисунок вообще ужасен, хотя глаз поставлен хорошо. Также он посоветовал поступать учиться и непременно в ВУЗ. После таких слов, сказанных в мой адрес, я вышел из себя и очень разозлился: «Неужели я настолько глуп и ленив, что не могу написать хотя бы одну толковую работу? Надо заниматься живописью больше, я докажу, что я – художник!».

Сон 3

Этот сон я не помню так отчётливо, как предыдущие два, но некоторые моменты, самые яркие, которые не могу забыть, опишу.

По серой улице незнакомые люди несли мимо меня картины и подрамники. Стало интересно, кто автор этих полотен, и я решил поинтересоваться, заодно был повод рассмотреть работы поближе. Когда я подошёл к незнакомому человеку, медленно идущему по улице с картиной в руках, он резко обернулся в мою сторону и громко закричал: «На, смотри, ведь ты за этим подошел ко мне!» Лицо его было изуродовано отвратительным шрамом, проходящим от глаза, к подбородку, а нижняя челюсть отличалась большим размером. Толстой шеи почти не было видно. Честно сказать, я вначале испугался, но, сделав спокойное, равнодушное выражение лица, вежливо сказал: «Действительно, я шёл к вам, чтобы узнать, кто автор этой картины и если вы не возражаете, хотел бы посмотреть её». Незнакомец фыркнул и повернул картину лицевой стороной ко мне. На полотне был изображён цветущий яблоневый сад в охристых тонах. В некоторых места, слой краски доходил до одного сантиметра, и было видно, что художник на переднем плане в картине работал мастихином. Полотно было прекрасно и вызывало чувство радости. «Кто же автор?»  спросил я незнакомца. «Автор всех этих великолепных работ обычный студент с пятого курса», ответил мой собеседник, а потом снова закричал: «Вот так надо писать картины, а не так, как пишешь их ты!». Мне стало неприятно от общения с крикливым мужиком, и я отошел на несколько шагов назад. Тогда незнакомец развернулся и быстрым шагом удалился прочь. «Интересно, откуда он знает, что я тоже художник?», подумал я. И вдруг, послышался голос: «Хочешь увидеть такие картины?». Я ответил, что был бы не против, и в тот же момент очутился в яблоневом, цветущем саду, который был изображён на полотне. Возле каждого дерева стояло по одной картине. Голос продолжал говорить: «Здесь представлена живопись, которую ты больше нигде не сможешь увидеть, потому что в вашем мире такой нет, так что пользуйся моментом».

На этом сон обрывается, но я всё же помню несколько полотен. Не буду описывать, какие это были картины, но отмечу, что изображение в них двигалось, и что они были написаны действительно масляными красками.Когда проснулся, меня охватило чувство беспокойства, тревоги и при воспоминании о тех картинах, которые только что видел во сне, настроение ухудшилось, «ведь мне никогда не создать чего-либо подобного» – подумал я.

***

Для достижения успеха в живописи или рисунке начинающий художник должен понять и освоить мастерство своего ремесла. Чтобы создать что-либо новое, необходимо иметь за плечами годы практики. Осмыслив свои поражения и победы в живописи, я четко определил собственную цель.

Если Вы добились в живописи:

  • удачной компоновки предметов на листе,
  • превосходно владеете построением рисунка,
  • отлично работаете, используя тон и цвет,
  • знаете перспективу (во всех ее видах),
  • используете нужное сочетание красок в картине,
  • умело составляете композицию,
  • мастерски используете штрих или мазок, технику наложения краски, то, почему не сделать бы и следующий шаг в собственном становлении. Почему бы не создать то новое, что неизвестно еще никому? Ведь лестница становления художника настолько велика, что мы не можем увидеть, где она заканчивается.