Значение обучающих фильмов. Обучение восприятию кинофильмов как способ повышения эффективности общения и реабилитации личности.

М.М.Данина, старший научный сотрудник ПИ РАО, кандидат психологических наук

Н.В.Кисельникова, зав.лаборатоией научных основ психологического консультирования ПИ РАО,  кандидат психологических наук

     В современном научно мире существуют разные подходы к использованию кино в психологической практике.  Организованный просмотр кино с психотерапевтическими целями – это профессиональные группы кинотерапии (или индивидуальные сеансы, в зависимости от личных предпочтений специалиста). Такая форма работы, чаще всего, строится на основе некоторого академического и практического опыта психолога, который выбирает данный метод. При всем разнообразии подходов и оснований, выделяются три основных подхода к использованию кино в психологической практике.

     Первый подход - создание подборки фильмов, которые являются подходящими для различных групп людей с различными темами для психологической работы. Второй подход подразумевает использование кино как исходного материала для построения психотерапевтических сессий. В данном подходе кино является средством запуска разнообразных психологических процессов, необходимых для психотерапии – ассоциативных, регрессивных, эмпатических и других. Этот подход (по сравнению с описанным ранее) является более предсказуемым с точки зрения получаемого эффекта. Однако его особенностью является то, что вся нагрузка процесса ложится на самого специалиста. По сути кино здесь становится очередным инструментом, эффективность которого зависит только от квалификации психолога.           Третий подход, наоборот, характеризуется излишней заостренностью внимания на киноматериале, который является предметом обсуждений в группе. Данное направление работы подразумевает просмотр фильмов и их анализ как отдельной сущности, лишь опосредованно связанной с собственной жизнью участников встреч. Акцент на содержании фильмов обедняет психологическую сторону такой работы, делает психотерапевтические эффекты обсуждений невыраженными, смазанными. В большей степени этот подход развивает способность человека к анализу кинопроизведений как жанра искусства, в меньшей – как наглядную форму личного опыта.  И точно так же, как и в предыдущем варианте, основная роль в обсуждениях принадлежит ведущему, от его способностей и компетенций зависит эффективность подобных мероприятий.

В научно-исследовательской группе «Психология общения и реабилитации личности» Психологического института Российской академии образования была проведена масштабная исследовательская работа, посвященная такому направлению практической психологии как кинотерапия, которая уже много лет применялась в группах семейной логопсихотерапии – работе с заикающимися подростками и взрослыми. Мы искали научные основания этого метода, пытались обнаружить механизмы достижения психотерапевтического эффекта путем просмотра кинофильмов.

Традиционно в ситуации психотерапевтического общения достижение психотерапевтического эффекта осуществляется посредством включения в деятельность терапевта специальных техник, обеспечивающих динамику личностных особенностей клиентов. Несмотря на существующие различия в теории и методологии различных школ психотерапии, используемые на практике техники, имеют сходные эффекты, идентичные алгоритмы, общее смысловое содержание. Группы психотерапевтических техник, объединенные данными свойствами, мы назвали психотерапевтическими паттернами. В результате опроса большого числа экспертов мы получили закрытый перечень таких паттернов, который и лег в основу нашей дальнейшей работы.

Наше исследование было основано на предположении о том, что в кинотексте могут содержаться психотерапевтические паттерны, заложенные туда авторами (осознанно или не осознанно). Чем более насыщен ими фильм, тем больше оздоравливающего смысла он несет, тем выше его психотерапевтический потенциал.

Методологическим основанием для анализа кино послужили идеи психолингвиста Ноэма Хомского, который в своей книге «Аспекты теории синтаксиса» (1972) выделил глубинную и поверхностную структуры текста и подробно описал процесс их трансформации. В контексте нашего исследования мы рассматривали теорию Н.Хомского не как психолингвистическую, объясняющую происхождение или описывающую механизмы восприятия кинотекста, а лишь как инструмент анализа, как идею о существовании глубинных смысловых и поверхностных формально-выразительных его структур, а также связи между ними.

Основываясь на методологии Хомского, разработчики нейролингвистического программирования Дж. Гриндер и Р. Бэндлер в 1970-х гг. впервые осуществили аналитическую работу по выделению, обобщению и описанию паттернов психотерапевтической работы, наблюдаемых в деятельности одних из самых эффективных психотерапевтов того времени – В. Сатир, Ф. Перлза, М. Эриксона и др. В дальнейшем выделенный ими набор паттернов дополнялся и расширялся.

Мы установили, что в кинотексте психотерапевтические паттерны также могут иметь место. Чем более насыщен ими фильм, тем больше оздоравливающего смысла он несет, тем выше его коммуникативный потенциал в психотерапевтическом общении. В связи с нами были выделены наиболее общие, универсальные психотерапевтические паттерны, наличие которых в кинофильме как средстве воздействия на аудиторию делают таковой эффективным с точки зрения желаемых для клиента изменений. Следует отметить, что решение данной задачи связано, в первую очередь, с «переводом» уже выделенных многочисленными отечественными и зарубежными исследователями паттернов психотерапевтического воздействия в видео- и аудиопространство кинофильма. Специфика определяется тем, что ряд терапевтических приемов в кино реализуется не собственно в содержании, например, речи героев, их поступках (как это бывает на классическом психотерапевтическом сеансе – через речь и поведение терапевта, обращенное к клиенту), а посредством работы оператора (наложения кадров, крупные планы, стоп-кадры, манипуляции с четкостью, яркостью, приближенностью – отдаленностью картинки и звуков и т.п.), введением музыкального сопровождения, повторами определенных эпизодов, переносами во времени и обратной временной перспективы. В этом смысле кинорежиссер обладает большей степенью свободы в обращении с материалом, чем психотерапевт, и можно говорить, что это делает построение «терапевтичного» кинофильма тонкой и требующей обоснованного подхода работой.

Мы применили закрытый перечень психотерапевтических паттернов для анализа нескольких фильмов, отмечая их появление с помощью специально разработанной методики. В итоге для каждого из просмотренных фильмов мы получили так называемый психотерапевтический профиль, то есть протокол содержания психотерапевтических паттернов в киноматериале, их выраженности, частоты использования и т.д. Мы предположили, что такой профиль отражает психотерапевтический потенциал фильма, а именно – насколько тот или иной фильм способен оказать тот или иной психотерапевтический эффект.

     Поскольку изначально нам были известны эффекты от использования психотерапевтических паттернов в классической вербальной психотерапии, мы могли легко построить модель эффекта, оказываемого фильмом на определенную аудиторию, что означает, по сути, прогнозирование личностных изменений в результате просмотра кино. Данные модели были проверены экспериментально в ходе нашего исследования: мы показали, что прогнозируемый эффект действительно имел место, но слабо осознавался зрителем. Основными признаками произошедших изменений были значимые сдвиги в результатах тестирования, которое было организовано таким образом, что испытуемые не знали о критериях оценки результатов (так называемые проективные методики).

     Часто в научной среде говорят о том, что проективные методики не очень достоверны с точки зрения получаемых данных, поскольку на их результат влияет установка интерпретатора. Однако в данном исследовании мы не использовали интерпретаций предлагаемых методик. Мы выделяли лишь объективные показатели, которые собирали воедино, высчитывая значимые изменения математически, и лишь позже интерпретировали их значения с точки зрения общепризнанных принципов интерпретации подобных методик.

     Итак, мы получили подтверждение того, что просмотр фильмов сам по себе способен оказать определенное прогнозируемое воздействие, но также  нами было отмечено, что степень выраженности данного эффекта сильно варьировала среди испытуемых. Также можно было сделать вывод о слабой осознаваемости произошедших изменений и об их недолговечности (скором угасании).

     Исходя из полученных результатов, мы решили разрабатывать кинотерапевтическую систему таким образом, чтобы получаемый в результате просмотра кинофильмов эффект был не только управляем, но еще и осознаваем и максимально длителен по сроку действия. Ключом к такому результату стала идея обучения зрителя пониманию тех содержаний фильма, которые были максимально насыщены психотерапевтическим смыслом. Мы адаптировали названия психотерапевтических паттернов к языку непрофессиональной аудитории, определили основные принципы, на которых будет строиться наше обучение и разработали специальный курс для того, чтобы участники групп логопсихотерапии без отрыва от основной своей работы смогли его пройти.

На наш взгляд, главным достоинством кинотерапии является возможность «обойти» защитные механизмы клиентов, что особенно ценно на первых этапах психотерапевтической работы. С одной стороны, акцент в нашем подходе делается на задаче обучения, а не лечения. С другой стороны, в группе обсуждаются проблемы героев кинофильмов, а не личные. Все это дает возможность зрителю анализировать их как бы извне, формировать позицию критического наблюдателя, легче раскрывать собственное отношение к происходящему, не опасаясь осуждения. Постепенный, плавный переход от анализа киноматериала к материалу собственной жизни создает атмосферу безопасности процесса коррекции и реабилитации, снижает тревожность и сопротивление психотерапевтическим воздействиям.

Помимо явных эффектов, подтвержденных уже проведенными экспериментальными исследованиями, можно говорить о дополнительных положительных изменениях, которые становятся возможными благодаря активной роли участников кинотерапевтических групп. Это раскрытие творческого потенциала личности, символический перенос позиции сценариста и режиссера фильма на позицию сценариста и режиссера собственной жизни.

Возможность использования в качестве киноматериала не только фильмов с драматическим сюжетом, но и популярных, анимационных и художественных, фильмов разных жанров, делает метод кинотерапии привлекательным для использования с такими категориями клиентов, которые напрямую не заинтересованы в психотерапевтической работе.

На основании проведенных нами исследований и практического опыта работы, мы рекомендуем использовать методику активной кинотерапии в следующих условиях:

- сопровождение групповой социореабилитации и коррекции;

- клиенты с выраженными механизмами психологической защиты;

- слабо оформленные клиентские запросы (общие задачи саморазвития, улучшения качества жизни и т.п.);

- психологическая работа с клиентами, не имеющими психотерапевтического запроса (например, подростковые группы/классы в школе).

Конечно же, у предлагаемой методики есть ряд существенных ограничений. Среди них, в первую очередь, следует отметить ее «громоздкость» – прохождение полного цикла обучения занимает от месяца до полугода. Не все категории клиентов располагают таким временем для прохождения психотерапии. Кроме того, существуют такие психокоррекционные и реабилитационные задачи, которые можно решить в более короткие сроки другими средствами, имеющими в распоряжении различных психотерапевтических школ. Следовательно, метод кинотерапии нельзя считать эффективным для определенных типов клиентских проблем с точки зрения критерия экономичности по параметру времени. Также следует сказать, что полноценное прохождение участниками кинотерапевтических групп всего процесса активной кинотерапии требует подключения на финальных этапах (разработки сценария и монтажа фильма) профессионального специалиста в области кино. При этом условии можно гарантировать, что созданный участниками группы фильм будет обладать высоким психотерапевтическим потенциалом не только с точки зрения наличия в нем оздоравливающего содержания, но и с позиций оптимального использования визуальных и аудиальных средств, усиливающих воздействие на зрителя. Это условие также делает метод кинотерапии неэкономичным по параметру затрачиваемых человеческих и технических ресурсов.